НУРЕЕВ

Илья Демуцкий 2 часа 30 минут


Большой театр, Историческая сцена

Мировая премьера балета «Нуреев» состоялась в Большом театре 17 декабря 2017 года. Это был второй спектакль, созданный командой, в которую вошли композитор Илья Демуцкий, хореограф Юрий Посохов и режиссёр Кирилл Серебреников. За два года до этого они показали «Героя нашего времени», ставшего событием в театральной жизни и продолжившего традицию создания балетов большой формы.

На протяжении ХХ столетия балет за пределами СССР тяготел к одноактному бессюжетному спектаклю. Этот стандарт утвердился благодаря знаменитой дягилевской антрепризе. В начала XXI века, во многом благодаря Алексею Ратманскому, воспитаннику русской балетной школы, ситуация начала меняться: зритель вновь почувствовал вкус к большому спектаклю, нарративу, драматическим ситуациям, сильным страстям и эффектному сценическому оформлению. Но за сто лет традиция создания таких спектаклей оказалась утрачена. Большой театр, в котором Юрий Григорович сохранял ее максимально долго, оказался одним из первых, кто взялся возрождать жанр. В последние годы были поставлены «Светлый ручей», «Болт», «Утраченные иллюзии», «Пламя Парижа» Алексея Ратманского, «Золушка» и «Герой нашего времени» Юрия Посохова, «Укрощение строптивой» француза Жан-Кристофа Майо, имевшие международный резонанс. «Нуреев» стал новым шагом в этом направлении.

Поставить балет, посвященный Рудольфу Нурееву, предложил Юрий Посохов. Для него фигура Нуреева – знаковая. Танцовщик, во всём мире перевернувший представления о балете как об искусстве для узкого круга старушек в бриллиантах, на своей родине в СССР был предан анафеме: из библиотек были изъяты газеты, журналы и книги с публикациями о нём, на телевидении размагничивались пленки с записями его выступлений. Тем не менее танцовщики Большого, к которым принадлежал в юности и Юрий Посохов, благодаря профессиональной молве знали это имя. А выезжая на зарубежные гастроли, сталкивались с «рудиманией», которая свирепствовала во второй половине ХХ века в Америке и Европе.

Нуреев, начавший танцевать в Уфе, как профессионал сформировался в Ленинграде-Петербурге: он окончил Вагановскую академию, танцевал в Кировском (ныне Мариинском) театре. В Москву его тоже приглашали – сначала из Уфы, чтобы завершить образование, потом – в Большой театр. Оба раза он предпочёл Ленинград. И Большой, вероятно, – единственный из прославленных театров, на сцене которого он так и не станцевал. Балет «Нуреев» символически заполнил этот пробел в его биографии.

Постановщики сосредоточились не столько на танце Нуреева, сколько на внутреннем мире героя. Объясняя свое видение спектакля, Юрий Посохов говорил: «Всё будет выражаться через обобщённые образы, которые, как нам кажется, подходят этому фантастическому танцовщику. Важно показать его магию, волшебство. Когда ты не понимаешь, как, чем он влияет на тебя. Я видел Нуреева на сцене: вроде бы недлинные ноги, невысокий рост, не самый чистый танец, но когда он выходит, ты цепенеешь. Про всех других танцовщиков я могу рассказать, почему они мне понравились или нет, почему даже мурашки по коже пошли. А про Нуреева – нет».

Тандем Юрия Посохов–Кирилл Серебренников сложился, когда они ставили свой первый спектакль: балет «Герой нашего времени» по одноимённому роману М. Лермонтова. В работе над «Нуреевым» они разработали совершенно новую форму спектакля. Балет, посвященный персонажу, с которым ещё были знакомы или которого видели на сцене многие из зрителей премьеры «Нуреева», поставлен почти как документальный: в форме аукциона, который действительно был проведён через несколько месяцев после смерти танцовщика. Танцы в нём сопровождает не только музыка, но и текст, хореография нередко сливается с пением хора, а голос аукциониста, доносчика, авторов писем к Нурееву – с пластикой. В спектакле занято несколько сотен артистов из всех творческих коллективов театра, только их выход на поклоны после спектакля занимает около четырёх минут.

Наверх страницы